вторник, 20 января 2015 г.

Итальянский фашизм: истинные и декларируемые цели переворота.

(Типичный образчик пропаганды "Великого Рима")
В продолжении разговора об Итальянском фашизме, который начат здесь  и здесь. Сегодня затрону тему целей фашисткой партии. 


Говоря об истинных целях переворота Муссолини можно выделить объективные цели (цели, которые поддержал господствующий класс) и субъективные цели (цели, которые преследовали руководители партии и её идеологи).
Объективными целями были:
1. Подавление революционного движения. Разгром социалистической и коммунистической партии, профсоюзов и демократических организаций представляющих интересы пролетариата.
2. Сохранение социального строя и господствующего класса: монархии, аристократии, буржуазии
3. Новое идеологическое обоснование господства буржуазного класса.
4. Усиление власти государства защищающего и продвигающего интересы частной собственности и крупного капитала.
5. Ликвидация демократических элементов в государстве.
6. Укрепление армии. Защита её интересов.
Субъективными целями были:
1. Захват государственной власти.
2. Воссоздание величия Италии по Римскому образцу
3. Построение общества на началах корпоративизма.
4. Желание встать над господствующим классом – стать новой элитой.
Если говорить о декларируемых целях, то необходимо обратится к программным документам «Союза борьбы», а также к Программе Национальной фашисткой партии.
На первом этапе – в период функционирования «Союза борьбы», как отмечает исследователь фашизма Бурдерон, программа фашистов носила крайний эклектичный характер[1]. В ней были смешаны требования националистов и социалистов.  Так требования  «Национальной внешней политики, основанной на понимании величия итальянской нации в мире в мирном соревновании»[2], тонули в чисто социалистических требованиях ведения 8 часового рабочего дня, всеобщего избирательного права, секвестра военных прибылей и даже создания на предприятиях советов рабочих. Однако с данной программой на выборах 1919 года фашисты потерпели сокрушительное поражение, набрав всего 4700 голосов[3].
Следующим и более серьезным этапом принятие программы Национальной фашисткой партии, из которой теперь были исключены многие социалистические требования.  Однако и она была достаточно эклектичной для того, чтобы фактически любой представитель социального слоя или класса мог найти там положения отвечающее его интересам. Склейка этих требований производилась путём призывов к служению Величию Италии и нации. В программе были переосмыслены институты государства, нации, армии и внешней политики. Государство объявлялось «юридическим оформлением Нации»[4], и общие интересы государства стояли неизмеримо выше частных.  Государство должно быть сильным и централизованным. «Только сильное государство дает силы к движению к величайшим свершениям нации»[5] Нация объявлялась «вечной реальностью» и высшей ценностью[6].  Италия, как «бастион латинской культуры» получала право на империалистические захваты и расширение своего влияния до уровня Римской империи. Обеспечить интересы и притязания нации и государства должны были вооруженные силы. В программе 1921 года открыто провозглашается милитаризация всей страны. Во внутренней политике доминируют популистские лозунги. В основном для привлечения новых членов в партию, например «наделение землей ветеранов Первой мировой войны»[7] или «Землю тем, кто её обрабатывает!»[8]. Всё это спокойно соседствовали с антидемократическими и антисоциалистическими целями, например урезание функций парламента и защита частной собственности. «Преодолению» классовой борьбы должна была послужить политика корпоративизма. Общество должно было перестроиться для общей работы на благо нации и сформировать корпорации на основе солидарности. На деле  все профсоюзы и ассоциации производителей должны были попасть под контроль фашистской партии, самостоятельное профсоюзное движение должно было исчезнуть. Резкий поворот в сторону господствующего класса выразился и в заявлениях о признании важности католической церкви и о пиетете по отношении к монархии. Большую роль в программных документах отводилась воспитанию молодежи в духе служения нации и государству[9]. Все эти не очень популярные цели смягчались требованиями, что частные и классовые интересы должны быть строго подчинены национальным.
В целом, программа партии представляла из себя набор из националистических, синдикалистских и социалистических требований. Программа сочетала конъюнктурные цели и откровенную демагогию. Требования не были подкреплены механизмами их реализации. Вообще, отношение партии к программным документам было весьма прагматичное, о чём недвусмысленно заявил сам Муссолини через год после принятия первой программы: «Нас спрашивают какая у нас программа? Наша программа проста: мы хотим управлять Италией. О программах говорят более, чем следует. Италия нуждается не в программах оздоровления,  а в людях и устремлениях.»[10]  Но несмотря на «плавающий» характер программных положений, партия строилась на орденских принципах. А они заключались, во-первых, в идее воинственного и жертвенного патриотизма, во-вторых, в жесточайшей дисциплине и, в-третьих, в четкой иерархии и субординации. Все эти принципы постоянно подкреплялись действием. Участие в террористических нападениях было небезопасным делом, в партии были жесткие дисциплинарные взыскания, неподчинение иерархии было сродни предательству. При вступлении в партию подписывали не просто заявление, а давали клятву: «Клянусь беспрекословно исполнять все приказания вождя и служить делу фашистской революции всеми моими силами и, если нужно, моей кровью»[11]. Всё это позволяло умело маневрировать в политической сфере, сохраняя структуру и наращивая её силовой потенциал. Идеология партии была построена на мифе, который гораздо глубже и сильнее скреплял организацию, чем любая программа. Условно, этот миф можно разделить на три составные части:
1. Исторический проект воссоздания «древнеримского величия» (взятый у националистов Коррадини и сторонников Д’Аннуцио и расширенный за счёт других исторических достижений страны)
2.  Фашизм как тоталитарный субъект тотального государства, способный реализовать этот исторический проект.
3.  Великий вождь Муссолини как олицетворение и «мозг» исторического проекта, фашизма и тотального государства, реализующего проект. [12].
Наряду с клятвой, интегральным мифом, существовали еще и огромные массовые действа, которые позволяли прочувствовать утраченное чувство коллективизма . Нацисткие собрание, песни, марши, факельные шествия, яркие и короткие лозунги кричалки: - накачивали энергетикой фашистские когорты и заражали ими возбужденные толпы. Что опять же усиливало эффект внушения. Бесспорно, это была партия революционно нового типа, которая находила опору в человеке не только на рациональном уровне, но на уровне эмоциональном, а во многом и на подсознательном, иррациональном.  
Если абстрагироваться от конкретных проектов, то главной целью фашистов было и остается господство, с обоснованием принципиального неравенства и неединства рода человеческого.  В этом его типологическая преемственность от Рима до настоящих дней (США). Настоящим антагонистом и врагом фашистов, как идеологическим, так историческим является коммунизм. Смертельная схватка между ними на подходе. Сегодня, к сожалению, последний не в самых лучших кондициях. Нам предстоит спешно восстанавливать его ядро уже в условиях войны. 







[1] Р.Бурдерон. Фашизм:Идеология и практика. Москва. Прогресс. 1983, с. 36
[2] Там же.
[3] Там же, с.37
[4] Там же.
[5] Р.Бурдерон. Фашизм:Идеология и практика. Москва. Прогресс. 1983, с. 25.
[6] Там же с. 22
[7] Там же с. 23
[8] Там же, с.24
[9] Там же, с. 29
[10] Р.Бурдерон. Фашизм:Идеология и практика. Москва. Прогресс. 1983, с. 37
[11] Устрялов Н. В. «Итальянский фашизм»,   М.: 1994  с. 19.
[12] Юрий Бялый , Итальянский фашизм во власти. Политическое оформление и фашистская практика. Часть II// Газета «Суть времени»61 от 22 января 2014 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий